воскресенье, 29 января 2012 г.

Гитара.

Достаю из запыленного чехла гитару и легонько касаюсь струн расстроенного инструмента. Я не доставала гитару около месяца, а в душе давно лелеяла мечту выудить ее и что-нибудь сыграть. Ногти на левой руке безудержно росли, чего просто не допускается, только на правой. И мне пришлось их безжалостно обрезать.
Гитара как-то глухо и безрадостно ответила на мои забытые движения пальцев. Она как будто умерла. А мои пальцы как будто заледенели и ужасно неохотно водили по струнам, вспомнив только самую первую мелодию, которой меня учила преподаватель.
Мне стало грустно.
Я убрала гитару. Бывали дни, когда гитара точно также не хотела со мной общаться, и мои пальцы не хотели ничего играть, а бывало, когда из-под моих рук лились раскатистые приятные звуки. Но сейчас все как-то по-другому.
Нету стремления играть. Нету ощущения того, что кто-то придет и укажет мне на мои ошибки, а потом еще и выдаст новый листок с абсолютно новым для меня набором нот.
У учительницы родился ребенок и теперь, я чувствую, больше никогда-никогда не будет этих занятий на дому. Теперь ей не до этого. И не до меня.

1 комментарий:

  1. я думаю, что если ты действительно хочешь играть, то тебе ничто не помешает, все в твоих руках)

    ОтветитьУдалить